Маковей: «Я высказывал свою точку зрения»

Игорь Маковей провел более двух сотен матчей в чемпионате Украины. Форвард выступал за Карпаты, Ворсклу, Волынь, Кривбасс и Закарпатье, также поиграл в Израиле и Азербайджане. Становился бронзовым призером чемпионата Украины в составе Карпат.

После окончания карьеры начал путь арбитра – сначала судил ДЮФЛ, а потом Вторую и Первую лиги. Преимущественно – ассистентом главного арбитра. Отработал в УПЛ только один матч. Перед матчем Ворсклы и Ильичевца его отстранили – из-за того, что играл за полтавскую команду. Позже глава комитета арбитров ФФУ Лучано Лучи сказал, что карьера Маковея закончена.

Понять, почему так случилось, посмотреть оценки за свою роботу и сравнить показатели тестов по физподготовке у Игоря не получилось. Он стал героем программы «Золотой свисток». Не помогло. Сейчас Маковей работает детским тренером и судит матчи чемпионата Винницкой области.

– У дела против Лучи и Коллины было продолжение?

– Вызывали на комитет этики и честной игры. Хотели разобраться, кто виноват в конфликте. Лучано ж перед этим меня обматюкал, называл «каццо» и рассказывал, что Коллина мне задницу разорвет. Меня хотели купить – предлагали идти в инспектора, выпить чашечку кофе с Лучи и Коллиной. Мол, не надо выносить ссор из избы.

– А вы?

– А я сказал: «Пока итальянцы здесь, не позволю, чтобы меня дергали за ниточки». Даже когда я буду инспектором. Чтобы говорили, что делать, какие оценки ставить, кого поднять, а кого закопать. Это не по мне.

– Комитет считал вас виновным?

– Кочетов сказал, что я виноват. Они же будут своих поддерживать. Как же он скажет, что Лучи имеет право обматюкать и оскорбить пускай даже плохого судью. Сказали, что я сильно обидел их своей статьей, где писал о Лучи и Коллине.

Но это же не дает права оскорблять человека и скрывать оценки, которые я получал. Я высказывал свою точку зрения. Они склонялись к одному – мол, я разозлил итальянцев.

– Почему Лучи и его комитет скрывают оценки арбитров и по-разному относятся к арбитрам?

– Кто-то кому-то помогает. Их же взяли на работу. Одних отмазывают и ничего не говорят за ошибки, а других наказывают. Кто-то больше нравится, кто-то меньше. Там мало профессионализма.

– Там же не в «нравится» дело, а в «дружбе».

– Конечно. Даже если почитать по фамилиям, то видно, что это чьи-то родственники, сыночки, знакомые.

– Вы рассказывали, что Лучи странно себя вел в общении с арбитрами. Этот человек не может работать в футболе?

– Во-первых, он простой «заробитчанин». Нашел людей, которые ему деньги платят. Во-вторых, он не уважает ни инспекторов наших, которые всю жизнь работали в судействе, ни арбитров. Говорит одно – делает другое. Странно ведет себя в Федерации – кидается телефонами, обзывает «идиотами», «дебилами». Сам принимает решение, а потом на кого-то сваливает.

Между пацанами идет такое общения, что ему нельзя высказывать свое мнение. Иначе тебя выкинут, назначения не будут давать. Человек неадекватный. Он за простые вещи может наорать и наказать – мол, ты месяц без назначений. Ты не знаешь, чего от него ожидать.

– Расскажите примеры странностей Лучи.

– Я старался избегать его вообще. Пораньше прийти на тренировку или на ужин. Потому, что если что-то не то положишь в тарелку, он на тебя посмотрит: «Что набираешь столько сладостей? Почему так много апельсинов?» Или спрашивал, почему на него смотришь и говорил: «Все, завтра судить не будешь». Он с пальца мог высосать, что ты никакой судья.

Вот на сборах мы брали мячик, чтобы повозиться. Анекдоты, приколы – хорошее настроение с утра. Он заходит: «Что смеетесь? В чемпионате будете смеяться!» Непонятный человек.

– Позитив в работе с Лучи был?

– Когда на занятиях сидишь и разбираешь все эти эпизоды, то все понятно и доходчиво. Правда, ты сидишь и обсуждаешь, но твое мнение никого не интересует.

Мы три дня обсуждали эпизод с умышленной игрой защитника. Когда человек находится вне игры, защитник играет на опережение и от него мяч идет во «вне игры». Я вижу, что это умышленная игра защитника. Это уже не «вне игры». Короче, три дня были споры-дебаты. Пришел Коллина и сказал: «Вне игры». Все поняли, что обсуждай, не обсуждай, они двое определяют, как выглядит решение по этому эпизоду.

– Не пробовали решать свой вопрос в суде?

– Я пытался, но у нас же договора с ФФУ. Мы наемные работники, подписываем контракты на год. Ты никак в суд не подашь на них.

– Почему?

– Ты на год подписываешь. Даешь ФФУ свои услуги в качестве арбитра. В тот период у меня как раз заканчивался контракт. Они скажут: «Мы его выгнали, он как обиженный».

Хотя я действительно обиженный был, профессионально относился ко своим обязанностям. В глаза говорят, что тебя нужно сокращать, ведь нужно давать дорогу молодым, и команд мало в чемпионате. А потом вижу, что ребята старше меня дальше остались. Когда разговаривали с Лучано, прямо за моей спиной бегали тесты. Смотрю, люди не могут их сдать. Но ничего – их оставляют. На медкомиссию не приходят – тоже оставляют.

У меня были хорошие оценки и по физподготовке все хорошо. Самое обидное, что за неделю до тестов вызвали на комиссию, где стало понятно, что я вдруг не нужен.

– Вас убрали перед матчем с Ворсклой, за которую вы раньше играли.

– Это было мое второе назначение на матч Премьер-лиги. У них в голове сразу сложилось, что Маковей будет помогать Ворскле. Они же не думали, что я могу отработать профессионально. Я должен или помогать, или убивать. Поэтому меня сняли. Это первый гвоздь в «домовине» моего судейства.

 

– Когда вы шли в судейство, то не было проблем? Вам не говорили договориваться или платить?

– Да нет. Тесты по физподготовке я называл «тестами для пенсионеров». Всем легко бежалось. Но арбитром, конечно, проблема стать. Для этого нужно иметь хорошие знакомства, «лапу волосатую». У ассистентов все проще.

– А вы не хотели стать главным арбитром?

– Когда начинал в ДЮФЛ и Второй лиге, то был главным и хотел продолжать. Потом мне в кабинетах сказали: «Не дергайся». Уже со Второй лиги я пошел ассистентом.

– Кто такое говорил?

– И пацаны, и инспектора. Все это знают.

– Почему не занесли, куда нужно?

– Вряд ли бы это получилось. Там нереальные цифры ходили в то время – 100-150 тысяч евро.

– Футболисты постоянно поливают арбитров и не любят их. Почему вы, бывший игрок, вообще решили стать судьей?

– Когда играл в футбол, то познакомился с киевским арбитром Ищенко. Я был в Луцке в аренде, и ехал с ним в машине во Львов. Он рассказал мне о тонкостях этой работы, эпизодах, тестах. Я держал в голове, что после карьеры попробую себя в судействе. Так оно и сбилось.

– Вы же футбольный человек, знали о взятках и кумовстве в суддействе. Почему же пошли туда?

– Думал, что я красавчик – все знаю в футболе, разбираюсь в эпизодах. Летал в облаках и надел розовые очки. Думал, что если играл в футбол, то все будет хорошо. Но там другое решается.

– Футболисты сначала воспринимали вас не как арбитра, а как коллегу?

– Пару матчей Второй лиги я судил в поле. Ко мне не было претензий со стороны игроков или тренеров. У меня принцип такой – «давать играть», я свистел только явные нарушения. Понятно, что далекие инспектора спрашивали о том, почему я пропускал фол.

– Что нужно для того, чтобы быть реально классным арбитром?

– Понимать футбол. Бывший футболист необязательно станет хорошим арбитром. А простой парень может стать. Только он должен пройти мясорубку Второй и Первой лиг. Тогда будет психологически устойчив.

– Были ситуации, когда вам говорили, как нужно судить?

– Мне ничего не говорили, но по главным арбитрам было видно. Кто-то позвонил – и на нем лица нет. Ассистентам об этом не говорят, я и не вникал.

– Клубы работают с арбитрами?

– Всегда было, что на судей давили. Тем более, в нашей стране. По-разному. В Премьер-лиге все начинается с приема и гостиницы, как к тебе относятся. Вокруг судей кружат, пылинки сдувают. А конкретно разговаривают с главными арбитрами.

– Бывает, чтобы вы хорошо отсудили, а вам поставили плохую оценку?

– Все от инспектора зависит. Если ему кто-то шепнет из вышестоящих, то можно найти моменты, чтобы закопать или поднять судью.

– В каких случаях судью хотят закопать?

– Кто-то кому-то невыгодный или кого-то нужно поднять. Количество мест в Премьер-лиге ограничено, поэтому идут закулисные игры.

– Назовите трех лучших тренеров в своей карьере.

– Первый – Мирон Маркевич. Он из спортинтерната забрал меня в Карпаты. Слепил из меня футболиста и человека. Второй – Андрей Баль. Он выкупил меня из рабства в Ворсклу, когда я в Израиле играл. Третий – Олег Долматов. При нем мне было очень комфортно, он понимал футбол, было очень интересно и понятно.

– Почему период карьеры в Израиле называете рабством?

– Меня там постоянно отправляли по арендам. Побыстрее хотел уехать оттуда – полгода играл в Кривбассе, но они не потянули меня выкупить – надо было 120-150 тысяч долларов. Ворскла торговалась и выкупила за 100 тысяч.

А то я как шарик для пинг-понга был – меня то в Первую лигу, то во Вторую. А я как собачка – бежал туда, куда скажут. Первый год играл, а потом мне не платили ничего. Мол, сам ищи команду. Сказали бы идти собирать бананы, пошел бы.

– Расскажите футбольную историю, которая не может вложиться в голову обычному человеку.

— Я полгода был в Луцке. Подписал контракт, но меня выгнали. Мы проиграли на выезде Оболони, а Кварцяный сделал виноватыми ветеранов – выгнал восемь человек. Не дал зарплаты и сказал, что я свободен.

– Вы закончили с футболом в 31. Почему?

– Полгода я был без команды. Но агент обещал, что найдет и все будет нормально.

А раньше был такой регламент, что бывшие футболисты могут до 32 лет начать судить матчи. И я запрыгнул в последний вагон. Мог сидеть и ждать предложений, но неизвестно, чтобы там было. За границу бы еще уехал, а в Первую и Вторую лигу не хотелось идти.

– Но арбитры не зарабатывают так, как футболисты.

– Да, но перспектива другая – мне оставалось не так много времени играть. А если получить статус арбитра ФИФА, то можно прилично получать. Больше, чем в Зирке или Александрии.

– Вам хватало денег, которые вы зарабатывали во Второй и Первой лиге?

– Нет. Это ступеньки, которые судьи проходят, чтобы зарабатывать в Премьер-лиги. А ниже – смешные деньги. Во Второй лиге – 900 или 1200 гривен за игру, а в Первой – 1600-1800. Туда и дорога входила. Вот едешь на далекий выезд с пересадками и привозишь домой 300-400 гривен.

Не сравниться с тем, что получал, когда был футболистом. Мог себе все позволить. Море, бабы, папиросы – а тут «оп» и думаешь о комуналке. Надо экономить, откладывать, красную икорку не покупать – искать заменитель.

– После завершения карьеры не было паники или заранее знали, чем дальше заниматься?

– Полгода сложно было. Не скажу, что пьянствовал, но был период, что не знал, куда себя притулить.

Всегда мечтал о судействе, читал книги. Даже ту, что Коллина написал.

– Как себя нужно готовить до завершения карьеры?

– Кто-то купит ресторан, кто-то откроет бизнес, а кто-то положит деньги на счет и живет на проценты. Это если ты нормально зарабатываешь, но что делать, если ты всю жизнь играл во Второй и Первой лиге и не имеешь ни кола, ни двора? Вот это тяжело.

Процентов 80 идут в тренера. Некоторые – в бизнес. Но бывают и такие, что спиваются и просто пропадают.

– Украинских футболистов часто кидают. Как не бухать?

– Каждый человек выбирает свою линию жизни. Каждый по-своему расслабляется. Не буду скрывать, после игры бывало такое, что уснуть не мог. Бывало, что и водкой стресс снимали, и на дискотеки ходили.

– Согласны, что украинский спорт – постоянный стрес?

– Перед каждым матчем нас накачивали – надо выиграть, надо попасть в еврокубки. Это серьезный моральный стресс. За день-два до игры заезд на базу. Ты целый день думаешь: «Блин, проиграем – будет катастрофа». А когда проиграл – от тебя отворачиваюся спонсоры, руководители. Тяжело морально, ты истощаешься. После профессионального спорта ты высохший. Когда попадаешь в реальную жизнь, то тяжело войти в этот ритм.

– Как вы вошли?

– Я все равно остался в футболе – у меня нет бизнесов и ресторанов. Сейчас работаю детским тренером в одной из спортивных школ Винницы. Еще сужу матчи чемпионата области.

Занимаясь с детками, получаю от этого удовольствие. Чувствую, что даю им что-то и восстребован. Те знания и опыт, которые получил, приносят пользу и радость другим. Я этим живу. Если бы работал менеджером или водителем, то, может, и бухал бы каждый день. Когда крутишься в футболе, этим и живешь.

Ведь с 15 лет так – в субботу-воскресенье какой-то матч. Ты остаешься в футбольной кухне, получаешь адреналин, азарт перед игрой. Тяжело без этого.

– Что самое глупое делали после поражений?

– Всегда выжатый как лимон. Последний заходил в душ и раздевалку. Потом день-два не спал – сутками нервы. Выпил – поспал, выпил – поспал. Думаешь, что стрес снял. А оно только усугубляет.

А глупости… Там подрались в раздевалке, там в душевой побились. «Ты че пас не дал? А ты че не забил?» – такое в каждой команде есть.

Источник — football24